Инесса

Консультации оказывает

Скороход Борис Геннадьевич
врач акушер-гинеколог
в клинике профессора Горбакова

После долгих раздумий, где делать аборт – в дорогой частной клинике или в обычной государственной – я выбрала все-таки последнюю. Записалась, выбрала с врачом день, обсудили, как все будет происходить. В назначенный день пришла в больницу, меня отвели в палату, где уже лежали три женщины. Одна лет под сорок, другая – около тридцати, и третья совсем молоденькая девочкая – ей только исполнилось 19 лет. И хотя она уже была замужем, решила сделать аборт, потому что якобы только поженились, хотят пожить для себя, рано еще. К нам в палату периодически заходила медсестра и проверяла, то как застелены кровати, то не ели ли мы чего-либо – перед операцией ведь нельзя, то как мы себя чувствуем. И говорила, кто отправляется на аборт следующим. Я пролежала где-то два часа и за это время едва ли не каждые пять минут слышала звук каталок в коридоре – настолько часто делается эта операция и настолько быстро. Сама процедура занимает несколько минут, если нет конечно, каких-то осложнений. У меня создавалось впечатление конвейера. Я вышла в коридор и увидела, что даже там лежат девочки на каталках со льдом на животе. Некоторые лежали тихо, некоторые станали, некоторые еще не очнулись от наркоза. За те два часа, которые я там провела, у меня создалось впечатление, что аборт сделали сотням! Коенчно, их было меньше, но ощущение сложилось такое. Меня из нашей палаты вызвали третьей. Молоденькой и той, что под сорок, уже сделали вакуум, и они лежали на кроватях.

Я в принципе и раньше читала про подобную атмосферу, как это все угнетает. Не знаю, каким черствым надо быть, чтобы не переживать, глядя на это и обдумывая все это. Возможно, в частных клиниках, где отдельные палаты и с тобой сюсюкаются, таких мыслей не возникает или их возникает меньше, и ты намного легче переживаешь весь этот процесс. Но когда вокруг такой конвейер, становится жутко.

Так вот… в моем случае все закончилось не так, как я планировала. Наверно из-за этого самого конвейера, а точнее не ИЗ-ЗА, а БЛАГОДАРЯ. Уже перед самым-самым наркозом, когда вроде бы назад дороги не было, я отказалась от аборта и с истерикой и слезами меня выкатили из кабинета. Когда я шла домой, я была счастлива, что могу разговаривать со своим живым ребенком, и что не сделала то, что хотела сделать. Сейчас моему третьему малышу уже месяц, и не представляю, как бы я жила без него. Решение – ваше, и пускай оно будет правильным!